Русские

Название «русские» в латышском языке происходит от названия жившего в верховьях Даугавы (Зап. Двины) славянского племени кривичей. Даугавский водный путь способствовал торговым контактам с соседним народом, и русские купцы на стругах часто доходили до Риги. В большем числе русские стали прибывать в Латвию в XVII в. Это были старообрядцы, которые искали убежища от преследований, развернувшихся в России после церковной реформы Никона. Поселения старообрядцев разместились главным образом в Латгалии. Будучи добропорядочными работниками, в том числе умелыми пчеловодами и плотниками, они снискали уважение латышей и могли здесь чувствовать себя в безопасности. Практикуемый ими аскетический образ жизни позволил самым успешным стать зажиточными, а позднее - значительными в Латвии предпринимателями.

После включения Риги в состав Российской империи в нее как крупнейший город региона прибывали русские чиновники и купцы, а также здесь был размещен армейский гарнизон. После отмены крепостного права в России в Ригу в большем числе стали прибывать русские рабочие. На рубеже XIX-XX вв. русская община в Риге составляла уже 16 % от общей численности населения, став вторым крупнейшим национальным меньшинством после немцев. Однако с началом Первой мировой войны большая часть рижских заводов вместе с рабочими была эвакуирована, и число русских в Риге уменьшилось в несколько раз.

Русские

Исмерская старообрядческая моленная


Во время свободного Латвийского государства русские составляли крупнейшее национальное меньшинство Латвии (10 % от общей численности населения). Большая их часть жила в Латгалии: православные - главным образом на российском пограничье (особенно в районе Абрене), а старообрядцы - в уже упомянутых поселениях XVII в. и в более поздних. Только 13 % латвийских русских жили в Риге, однако именно здесь была сосредоточена русская интеллигенция, кипела общественная и культурная жизнь. После Октябрьского переворота в России и последовавших за ним репрессий в Риге нашли убежище многие образованные эмигранты. Это была возможность быть в безопасности и все же близко к родине. Безопасность окончилась с советской оккупацией в 1940 г. Интеллектуальную элиту латвийских русских репрессии затронули особенно тяжело.

Новый этап в истории русской общины Латвии начался вместе с повторной советской оккупацией в 1944 г. Благодаря развитой инфраструктуре в Риге и других городах Латвии под диктатом Москвы в массовом порядке строились заводы, а рабочая сила для них ввозилась преимущественно из России. Так же и в сельской местности Латвии, особенно в Земгале, откуда зажиточные крестьянские семьи новая власть в массовом порядке депортировала в Сибирь, в новосозданных колхозах не хватало рабочих рук, и проблема опять была решена посредством поселения здесь преимущественно русских семей. В дополнение к ним на территории Латвии были размещены десятки военных баз СССР. Военные и после отставки охотнее оставались жить в Латвии, нежели возвращались в Россию. Русский язык в Латвии стал доминирующим во всех сферах. Такие привилегированные условия не стимулировали интерес у новичков русской общины к культуре, истории и языку Латвии. Русскоязычная община создала в Латвии параллельное общество и чувствовала себя в нем комфортно.

Открытие, что здесь все-таки не российская провинция, а другое государство с многовековой культурой и коренным населением, пришло только после восстановления независимости. Учитывая, что местные русские, которым гражданство Латвии было восстановлено автоматически, были в меньшинстве, остальные чувствовали себя обиженными и растерянными, поскольку, чтобы получить гражданство Латвийской Республики, надо было освоить хотя бы основы латышского языка и истории Латвии. Продолжая жить в российском информационном пространстве (каналы российского ТВ в Латвии общедоступны), часть русских вместо интеграции сделала выбор в пользу гражданства России или решила остаться негражданами, обосновывая свой выбор политическими или экономическими соображениями. Внешне об этом свидетельствуют некоторые бытовые проявления, например празднование советских праздников или встреча Нового года с фейерверком по московскому времени, т. е. на час раньше, чем это делают остальные жители Латвии. Однако все большее число русских, особенно русская молодежь, получившая образование после восстановления независимости, интегрируются в латвийское общество. Влияние построенного в советское время «параллельного мира», что создало небывалую пропасть между латвийским обществом и русской общиной, уменьшается. Однако должно смениться поколение, чтобы оно исчезло совсем.

В наши дни русские в Латвии - это крупнейшее национальное меньшинство, составляющее 28 % от общей численности населения. В отличие от российских русских, у них лучше знание иностранных языков, что позволяет им добиваться успехов в бизнесе, устанавливая связи между Европой и Россией и идентифицируя себя с европейцами. Хотя рядом с по-северному сдержанными латышами латвийские русские выглядят намного более темпераментными, однако жизнь в латышской среде в этом отношении внесла коррекции и все более отдаляет их от живущих в России соплеменников. Гости Латвии могут получить представление о культуре местных русских, посетив спектакль в недавно реконструированном Рижском русском театре, поужинав в русском ресторане „Lido" или зайдя в какой-либо из роскошных православных храмов (например, в собор на бульв. Бривибас).

Вернуться назад